Образец апелляционной жалобы на решение суда первой инстанции по делу о признании недействительным договора купли-продажи по ст. 177 Гражданского кодекса РФ (совершение сделки лицом, не способным понимать значение своих действий или руководить ими)

Рубрика: Образцы жалоб

Образец апелляционной жалобы на решение суда первой инстанции по делу о признании недействительным договора купли-продажи по ст. 177 Гражданского кодекса РФ (совершение сделки лицом, не способным понимать значение своих действий или руководить ими). Это одно из самых «популярных» оснований оспаривания любых сделок, совершенных между гражданами.

В данном случае основным доводом жалобы является существенное нарушение судом норм процессуального права при назначении судебно-психиатрической экспертизы.

В Новосибирский областной суд
(630091, г. Новосибирск, ул. Писарева, 35)

от Ответчицы Ивановой Ирины Владимировны
зарегистрирована по адресу:
(адрес, телефон)

Истец: Иванов Виктор Викторович
(адрес, телефон)

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА
на решение ________ого районного суда г. Новосибирска от 12 ноября2014 года
по гражданскому делу № _____ по иску Иванова Виктора Викторовича к Ивановой Ирине Владимировне о признании сделки недействительной

12 ноября 2014 года ________им районным судом г. Новосибирска вынесено решение по гражданскому делу № 2 — 3213/14 по иску Иванова В.В. к Ивановой И.В. о признании сделки недействительной.

Требования истца Иванова В.В. удовлетворены, судом признан недействительным заключенный между сторонами 15 мая 1998 года договор дарения квартиры № ______ дома № _____ по ул. _________ в г. Новосибирске (далее: спорная квартира), в соответствии с которым истец (в договоре — даритель) передал спорную квартиру в собственность ответчицы (в договоре – одаряемая).

С оспариваемым решением суда не согласна сторона ответчицы Ивановой И.В., считает его подлежащим отмене по следующим причинам.

Правовым основанием для удовлетворения иска послужила ст. 177 Гражданского кодекса РФ, в соответствии с которой сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина.

В основание вывода суда о том, что на момент совершения оспариваемой сделки дарения истец находился в состоянии, когда он не способен был понимать значение своих действий и руководить ими, положено, по существу, единственное доказательство — заключение судебно-психиатрической экспертизы, содержащей такие же выводы (л.д. 96 — 101).

По мнению стороны ответчицы, экспертиза проведена с существенным нарушением процессуальных норм, что выразилось в следующем.

Как следует из п. 1 ст. 85 ГПК РФ, регламентирующей обязанности и права эксперта,
в случае, если материалы и документы недостаточны для проведения исследований и дачи заключения, эксперт обязан направить в суд, назначивший экспертизу, мотивированное сообщение в письменной форме о невозможности дать заключение.

Эксперт обеспечивает сохранность представленных ему для исследования материалов и документов и возвращает их в суд вместе с заключением или сообщением о невозможности дать заключение.

Пункт 2 ст. 85 ГПК РФ содержит запрет на самостоятельный сбор экспертом материалов для проведения экспертизы.

Право эксперта просить суд о предоставлении ему дополнительных материалов и документов для исследования закреплено пунктом 3 ст. 85 ГПК РФ.

В материалах дела содержится ходатайство экспертного учреждения – ОГУЗ «Новосибирская областная психиатрическая больница № 6 специализированного типа» от 16 сентября 2014 года о необходимости запроса истории болезни истца Иванова В.В. из архива ГБУЗ НСО «ГНКПБ № 3» за период с 1995 по 2000 годы (л.д. 90). В ответ на данное ходатайство судом сделан соответствующий запрос в ГБУЗ НСО «ГНКПБ № 3», который содержит требование о направлении запрошенных документов в кратчайшие сроки в ________ий суд г. Новосибирска (л.д. 91).

Из самого экспертного заключения следует, что экспертами исследовались следующие медицинские документы:

амбулаторная карта на имя Иванова В.В. № _____
история болезни № ___
эпикризы (_______, _______, ______, ______, ______, ______).

Экспертное заключение не содержит указания, каким медучреждением выдан каждый из поименованных документов. Также эту информацию невозможно почерпнуть из других материалов дела.

Перечисленные медицинские документы явились основанием для вывода экспертов о невменяемости истца Иванова В.В. как в момент заключения оспариваемого договора дарения, так и по настоящее время, ввиду его психического заболевания (параноидальная шизофрения). По своему процессуальному статусу данные документы являются нечем иным, как доказательствами (ст. 55 ГПК РФ).

Для получения любыми документами и предметами статуса доказательств они должны быть в установленном законом порядке приобщены к материалам дела (а именно, посредством обсуждения в судебном заседании вопроса об их приобщении и вынесения судом соответствующих протокольных определений (ст. 166, ГПК РФ); при этом участникам процесса должна быть предоставлена возможность ознакомления с ними и возможность высказать свое мнение относительно приобщения данных доказательств или их копий к материалам дела (п. 1 ст. 35 ГПК РФ). Любой иной порядок появления в деле доказательств исключает возможность для суда ссылаться на них в обоснование своих выводов (п. 2 ст. 55 ГПК РФ).

Между тем, в материалах дела нет никаких сведений о том, как перечисленные документы попали к экспертам. Представителем ответчицы произведена фотосъемка материалов дела в полном объеме и установлено, что в деле отсутствует даже сопроводительная ________ого районного суда г. Новосибирска о направлении каких-либо иных документов в адрес экспертного учреждения кроме тех, что были изначально направлены экспертам вместе с определением о назначении судебно-психиатрической экспертизы (л.д. 85 — 86).

Кроме того, из заключения судебно-психиатрической экспертизы непонятно, какими лечебными учреждениями выданы исследованные ими медицинские документы. Никакие материалы дела не дают возможности прояснить этот вопрос.

Поскольку имели место описанные процессуальные нарушения при направлении экспертам медицинских документов, ответчик Иванова И.В. и её представитель не имели возможности ознакомиться с этими медкартами и эпикризами, составить о них свое мнение и заявить свои возражения относительно их приобщения к материалам дела и направления экспертам для исследования; сторона ответчика была лишена и права заявить о фальсификации данных доказательств, если бы такие факты были ей при ознакомлении с названными документами выявлены.

Поскольку вышеперечисленные медицинские карты и эпикризы были получены экспертом с нарушением действующего законодательства и не могли быть положены в основу проводимой экспертизы, то саму экспертизу нельзя считать проведенной с соблюдением требований закона.

Таким образом, заключение судебно-психиатрической экспертизы в отношении истца Иванова В.В. было получено судом с нарушением норм действующего процессуального законодательства и, в силу части 2 статьи 55 ГПК РФ, не могло быть положено в основу оспариваемого решения суда.

Кроме того, запрос судом по ходатайству экспертов истории болезни истца Иванова В.В. из архива ГБУЗ НСО «ГНКПБ № 3» за период с 1995 по 2000 годы является процессуальным действием, однако запрос был сделан без возобновления производства по делу, то есть, с нарушением принципов непосредственности судебного разбирательства и осуществления правосудия на основе состязательности и равноправия сторон, что также противоречит действующему законодательству (статья 12 ГПК РФ).

Аналогичная ситуация была рассмотрена Верховным Судом РФ (определение от 26 ноября 2013 г. N 11-КГ13-16) когда экспертам судом были направлены по их запросу дополнительные материалы без их приобщения в установленном порядке к материалам дела и Верховный Суд РФ пришел к выводу о том, что такое экспертное заключение получено с нарушением закона и в силу части 2 статьи 55 ГПК РФ, не могло быть положено в основу решения суда.

***

Само содержание экспертного заключения также вызывает много вопросов.

Так, непонятно на основании чего эксперты диагностировали у Иванова В.В. с момента заключения им оспариваемой сделки (май 1998 года) до настоящего времени непрерывное психическое расстройство в виде параноидальной шизофрении, которое лишает его на протяжении всего этого времени возможности осознавать значение своих действий и руководить ими:

как следует из приведенных в экспертном заключении выдержек непонятно из какой медицинской документации, до 2004 года (!) истцу Иванову В.В. ставился диагноз «Биполя́рное аффекти́вное расстройство» (из медицинской энциклопедии: Биполя́рное аффекти́вное расстройство (ранее — маниака́льно-депресси́вный психо́з, МДП) — хроническое расстройство настроения, проявляющееся чередованием у одного человека эпизодов повышенного (мания) и пониженного (депрессия) настроения).

И только в 2004 году ему поставлен диагноз «шизофрения… эпизодический тип течения». В 2007 году ставился диагноз «шизофрения… приступообразный тип течения».

Непрерывный тип течения шизофрении был установлен истцу Иванову В.В. спустя десять лет после совершения оспариваемой сделки – в 2009 году, как это описывают эксперты (стр. 5 заключения).

Что положено в основу выводов экспертов о непрерывном психическом расстройстве истца Иванова В.В. в виде параноидальной шизофрении с 1999 года и почему эксперты ставят Иванову В.В. в ретроспективе иной диагноз относительно того, который ему ставился его лечащими врачами, обследовавшими и оказывавшими ему помощь в периоды времени с 1998 года по 2004 годы, из экспертного заключения не усматривается.

Психическое заболевание шизофрения само по себе вовсе не исключает возможность осознания больным своих действий и возможность руководить своими действиями. О вполне адекватном состоянии истца Иванова В.В. свидетельствует его поведение в судебном заседании, отраженное в протоколах (давал вполне логичные вменяемые пояснения), а также и описанное экспертами поведение истца при его обследовании: «Психическое состояние. В сознании. Ориентирован…. Сообщает, что в момент подписания договора дарения находился в депрессии, плохо помнит происходящее. Утверждает, что жена настояла оформить на нее квартиру, так как боялась, что он её потеряет «…мне было все равно». Отмечает, что так бы все и оставил, но жена и дети уехали из Новосибирска и они решили продать квартиру, выписали его по суду, предлагают ему переехать в Новосибирскую область». Последняя приведенная фраза из экспертного заключения свидетельствует о мотиве, которым руководствовался истец Иванов В.В. при предъявлении иска об оспаривании договора дарения спорной квартиры. Эти пояснения истца совпадают с фактическими обстоятельствами: в материалах дела имеется решение ________ого районного суда г. Новосибирска от « » _____ 2014 года по делу по иску Ивановой И.В. к Иванову В.В. о признании утратившим право пользования жилым помещением, которым истец признан утратившим право пользования спорной квартирой). Исковое заявление по настоящему гражданскому делу подано истцом практически одновременно с вынесением этого решения, по существу, в отместку за иск о признании утратившим право пользования спорной квартирой. Именно так истец и мотивирует предъявление иска, рассматриваемого в рамках настоящего дела.

Также истец является инвалидом третей группы, как это следует из представленной им с исковым заявлением справки об инвалидности. Третья группа инвалидности является рабочей. Ограничений по труду для истца не установлено и инвалидность установлена бессрочно, без необходимости переосвидетельствования, что также говорить в пользу довода о вменяемости истца.

Кроме того, вывод экспертов об абсолютной невменяемости истца Иванова В.В. ставит под сомнение сам факт осознания им своих действий по предъявлению в суд иска в рамках настоящего гражданского дела и способность ими руководить на протяжении всего судебного процесса, а также не исключает, что в дальнейшем истец не заявит о своей неадекватности при предъявлении данного иска и восстановлении ему срока на обжалование решения суда в этой связи.

На основании изложенного и, руководствуясь ст. 320 ГПК РФ,

П Р О Ш У:

отменить решение ________ого районного суда г. Новосибирска от 12 ноября2014 года
по гражданскому делу № ______ по иску Иванова В.В. к Ивановой И.В. о признании сделки недействительной и вынести по делу новое решение об отказе истцу в удовлетворении заявленных требований.

П Р И Л О Ж Е Н И Е:

квитанция об оплате госпошлины
копии апелляционной жалобы

« » января 2015 года
ответчица Иванова И.В. ________________


Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

  Я не робот (поставьте галочку в подтверждение)